Вячеслав Зайцев первым в стране открыл собственный Дом моды, и длительное время был единственным модельером, который ставил на одежду собственный фирменный знак. О Вячеславе Зайцеве заговорили ещё в его студенческие годы как о ярком яв­лении в московской модной среде. Полу­чив профессию художника по росписи тканей в Ивановском химико-технологическом техникуме, он поступил в Московский текстильный институт и окончил его с отличием в 1962 г. К тому времени относятся первые опыты Вячеслава Зайцева в моделировании костюма. Последующий период работы на экспериментально-технической швейной фабрике в подмосковном городе Бабушкине можно назвать стремительным вхождением и моду. Это была ко­роткая эпоха хрущёвской оттепели, отмеченная поисками новых путей в искусстве и взлетом множества талан­тов, имеющих ныне громкие имена. Его первая коллекция спецодежды для работниц села поразила всех ярко­стью и смелостью; Зайцев предложил цветные телогрейки, юбки из пестрых павловопосадских шалей, даже вален­ки перед показом он собственноручно расписал гуашью. Коллекция не была принята, но фоторепортаж о ней опуб­ликовали зарубежные издания (в том числе журнал «Paris Match»). Так имя русского модельера стало известно зна­менитым французским кутюрье и всему миру. И в 1965 г. лидеры мировой мо­лы — Пьер Карден, Марк Боан, Ги Ларош — назвали Вячеслава Зайцева «равным среди равных» (позднее французская пресса окрестит его «Красным Диором» в знак признания его таланта, но посетить Палату высо­кой моды в Париже модельер сможет только в 1988 г.). С тех пор Вячеслав Зайцев — бесспорный лидер российской моды. Он первым (работая с 1965 по 1979 г. в Общесоюзном доме моделей одежды на Кузнецком Мосту) сумел порвать с практикой коллективного создания одежды. Первым открыл (убедив в необходимости этого и власти) свой Дом Моды (1982 г.). Первый и длительное время единственный из отечественных модельеров ставил на одежду именной лейбл. Наконец, первым из коллег выпустил (в 1992 г.) совместно с французской фирмой «L?Oreal» собственные духи «Maroussia», чрезвычайно популярные на Западе. В 1988 г. мадам Карвен, глава знаменитого Дома, пригласила Зайцева показать коллекцию «Русские сезоны в Париже» в столице моды. Мастера ждал триумф и как следствие — присуждение Жаком Шираком Золо­той медали города Парижа и звания почётного гражданина Парижа. В следу­ющем году Вячеслава Зайцева назвали «человеком года в мире моды». Затем на про­ходящем в Японии фестивале «Лучшие пять модельеров мира» его признали по­бедителем. (Соперниками были Клод Монтана, Ханаэ Мори, Донна Каран, Библос.) К этому нужно добавить и отечественные награды — медаль «За трудовую доблесть», орден «Знак почета», Золотую и Серебряную медали ВДНХ, звания заслуженного деятеля искусств РФ и лауреата Государственной премии России. Тем парадоксальнее на подобном фоне выглядит многолетний запрет на выезд художника за границу. До 1986 г. коллекции Зайцева демонстрировались за рубежом без участия автора. Он постоянно натыкался на разнообразные табу. И в начале творческого пути, когда попытался преодолеть стереотип безликости, создавая рабочую одежду, и впоследствии в Доме моделей на Кузнецком Мосту — вплоть до этапного поворота в судьбе, когда в 1988 г. Стал главой Московского Дома Моды. Профессиональным кредо Славы Зайцева является бескомпромиссная приверженность классической традиции: естественность формы, преимущественно приталенный силуэт, изящные воротники, обязательно чёткая линия плеча, прямая узкая юбка (хотя удлиненная широкая никогда не исчезала из его коллекций). А также шляпы с большими полями, аксессуары в единой цветовой гамме с одеждой, крупная бижутерия, туфли-лодочки на высоком каблуке. Есть ещё одна особенность стиля, пожалуй главная, различная по интенсивности, но фундаментальная. Это принадлежность русскому чувствованию, русской душе, природе (Зайцев родился и вырос в городе Иванове – центре российского ткачества). И не случайны в его коллекциях модели, прообразами которых послужили сарафаны, понёвы, кафтаны, душегреи. Не случайными были коллекции «Русская се­рия» (1965—1968 гг.), «Тысячелетие Крещения Руси» (1987—1988 гг.), «Русские сезоны в Париже» (1988 г.), «Но­стальгия по красоте» (1992—1993 гг.) и вершинное творение Зайцева — «Воспоминание о будущем» (1994— 1995 гг.). В них воплотилось то, чем ценна эстетика русского народного костюма, отражающая единство человека с природой: простота кроя и пропорций, ясность линий. В отношении мастера к цвету, использовании чистых откры­тых тонов тоже проявляется внутренняя связь с народными традициями. Неизменно радостную окрашенность его рабо­там придают вышивки, роскошные аппликации, кружево. Одежда от Зайцева всегда изобилует новыми идеями. В последние годы его можно назвать странником по векам. Связующая нить символов и знаков прошлых эпох помога­ет мастеру создавать оригинальные художественные образы. Свои взгляды на моду и собственное место в ней Зайцев передал в двух книгах — «Такая изменчивая мода» и «Этот многоликий мир моды» (обе опубликованы в 1980 г.), а также в альбоме графики и стихов «Я всем обязан провиденью Зайцева — «Воспоминание о будущем» (1994— 1995 гг.). Оставаясь верным своим принципам, внутри стиля Зайцев экспериментировал с формой и силуэтом. Кажется, будто ему тесно в рамках формы. Линии словно рвутся за её пределы — каскады складок, многосложность и игра светотени струящихся тканей рождают впечатление экс­прессивности, экстравагантности. Его искания отражали постоянное стремление художника к гармонии. И графический абрис платьев в стиле ампир, и торжест­венные образы костюмов в барочном стиле, и рафинирован­ные линии платьев в стиле модерн поражали безупречно­стью пропорций, филигранно сконструированных форм, безукоризненным цветовым решением. На базе Дома Моды Славы Зайцева созданы Лаборатория моды, салон красоты, Театр моды. Он первым в нашей стране (с 1991 г.) начал театрализованный показ кол­лекций — демонстрацию моделей с сюжетом, развиваю­щимся как драма или пародия. Это своеобразный синтети­ческий жанр, сочетающий драматургию, режиссуру, актёрскую игру, музыку. Актёрский состав впоследствии регулярно пополнялся моделями из агентства «Слава Зай­цев». Автор при помощи аллегорий рассказывал о своём понимании Жизни, Красоты и Гармонии, поднимая зрителя пал обыденной суетой, вовлекая его в атмосферу праздника. Театр моды увидели зрители почти всех стран мира. Природа щедро одарила этого человека разнообразными талантами. Он пишет стихи. Не одно десятилетие увле­кается фотоживописью. Он проектировал обувь, посуду, бижутерию, мебель. Но высокая мода является его истин­ным призванием. Зайцев создал множество удивительных коллекций (и на их основе — одежду для салона-магазина), сотни костюмов для кино, крупнейших российских и зарубежных театров, для эстрады, балета на льду. А передвинь судьба фигуры на шахматной доске его жизни иным образом — и Зайцев был бы известен прежде все­го как оригинальный живописец и график. Выставки его картин и гравюр в США и Бельгии вызвали огромный интерес. Многие работы находятся в частных коллекциях. Пять картин вошли в собрание Третьяковской галереи. И всё же в историю отечественной культуры Вячеслав Михайлович Зайцев вошёл как выдающийся мастер костюма. Одни восхищаются его творчеством, другие называют консервативным. Однако высочайший уровень искусства этого художника бесспорен, а приверженность традиции лишь выражение того, что Красота и Гармония живут вне времени.
Источник: Fashion Bank Официальный сайт: zaitsev.info